Рамиз Севдималыев: Формирование и развитие международного армянского терроризма: взгляд сквозь время (IV часть)

Хаггы Кескин: Армения путем, так называемых, притязаний «геноцида» хочет пренебречь оккупацией территории Азербайджана
Политика переселения Царской России
Статья об азербайджанской книге на армянском языке
(Окончание)
Конечно же, всем вновь возникшим армянским тер­ро­рис­ти­ческим органи­зациям были присущи те особенно­сти, которы­ми характеризо­вался армянский терроризм рубежа XIX-XX ве­ков. В то же время армян­ский терро­ризм второй половины XX и начала XXI столетия, опи­ра­ющийся на «богатый» опыт своих предшественников, благодаря некото­рым приведенным ниже важным обстоя­тельствам оказался более мас­штаб­ным и, стабильно раз­виваясь, охватил все регионы мира.
1. Армянский терроризм, являясь международным терроризмом, всегда полу­чал и продолжает получать все­стороннюю поддержку от церкви. Она иг­рает централь­­ную роль в формировании ненависти и нетер­пимости к другим народам.
Как было отмечено выше, в истории возникновения и формирования армян­ских террористических организаций церковь сыграла важную роль. Это, в частности, было вы­звано стремлениями царской России, Франции и Англии, имеющими свои геостратегические планы в отношении будущего региона. С другой стороны, как известно, в рамках Османского государства армяне состав­ляли хри­стианское меньшинство. Христиан­ство армян отличалось от других христианских групп мира тем, что армянская церковь не признавала верховен­ства Римской церкви, не проявляла никакого интереса к папской власти, отдавая предпочтение своей вере — григорианству. Естественно, что с точки зрения Римской церкви факт существования христианской группы со своими идеями и верой представлял угрозу для всего христианского мира. Поэтому одним из основных задач Римской церкви являлось внесение раздора в ряды самих армян и формирование различных армянских рели­гиозных групп, признающих ее верховенство. Эти уст­ремления соответствовали планам Франции, Англии и России по созданию внутри армянской общины Осман­ского государства различных групп, которые служили бы интересам той или иной заинтересо­ванной стороны. Та­ким образом, разыгрывание религиозного фактора в реа­лизации своих гео­страте­гических планов занимало важ­ное место в политике заинте­ресованных держав. Это при­вело к тому, что первые террористические акты плани­ро­вались и осуществлялись армянскими церквями для воз­вращения ренегатов. В то же время Франция, Англия и Россия, стремив­шиеся подорвать основу Османского го­сударства, оказывали моральную и финансовую под­держку различным армянским группи­ровкам. Именно в такой исторической обстановке при непосредственном участии церкви возник и получил свое дальнейшее разви­тие армянский терроризм.
С другой стороны, армянская григорианская церковь, которую православ­ные и католики считали еретической, в V веке откололась от византийской и римской церквей, а также из-за опасений быть поглощенной римской цер­ковью, в 1441 году престол католикоса армянской григорианской церкви был переведен из Киликии в Эчмиадзин. Поэто­му в те времена, вместо того, чтобы стать фактором, объединяющим армян с другими христианами, армянская церковь стала фактором разъ­единяющим. Будучи чисто армянской, церковь стала фактором самоизоляции, замкнутости, создавая почву для последующего этнической и религиозной нетерпимости, а также экстремизма и сепаратизма.
Армянская церковь всегда активно участвовала в политике, и ей принадле­жит особая роль в разжигании ненависти армян к их соседям. По этому поводу С.Уимс пишет, что ненависть, которая возникла между христианскими армя­нами и мусульманскими османами, уходила своими корнями в работу и усилия армянской церкви. Роль церкви в формировании армянских террористи­ческих органи­заций раскры­­та в книге епископа Гевонда Туряна, опубликован­ной в 1917 г. в Стамбуле. Данная книга, являясь своего рода призна­нием армянской церкви, проливает свет на «неоценимую» деятельность послед­ней и раскрывает истинную суть армянской патриархии в форми­ровании армянского обществен­ного сознания и создании армянских террористических организаций. В частности, Турян пишет, что «рели­гиоз­ные общины в те­чение длительного времени были очагами армян­ских ре­волюционных партий, здесь были разрабо­таны самые дьяволь­ские программы… Религиозные центры словами и пись­мен­ностью при­зы­вали народ к восстанию. В выступ­лениях высокие слова и доктрины Евангелия не упомина­лись. Слышны были призывы к восста­нию вместо верно­сти и правды, ненависти и мести вместо человечности,  низости и  позору вместо морали». Далее он писал, что все собра­ния и дру­гие меро­приятия, организованные ко­митетами, проводи­лись под ру­ко­водством рели­гиозных лидеров и ни высочайший религиозный ли­дер армян — католикос Эчмиадзина, ни главы других армянских церк­вей, ни руководители револю­ционных партий, ни другие армяне не смогли осознать, что «армяне более 600 лет, пользуясь рав­ной с турками со­циаль­ной и религиозной свободой, жили бок о бок с ни­ми на землях Тур­ции», и комитеты, отрицая эту истину, сеют семена нена­висти и нетер­пимости. Как следовало ожидать, армянская церковь и армянские терро­ристические организации не смогли простить епископу Гевонду Туряну его «дерзкие» откро­вения и он был убит террористами «Дашнакцутюн» 24 декабря 1933 года в армянской церкви в Нью-Йорке. Турян был убит на глазах у сотни прихожан. Когда он шел по проходу, группа мужчин преградила ему путь, ножи сверкнули, и он упал мертвым. Все прихожане — свидетели убийства Туряна во время следствия утвер­жда­ли, что нападавших не видели, и отказывались давать показания. Нью-йоркский окружной прокурор, проводивший расследование убийства епископа говорил, что «детективы сталкиваются об стену молчания, что не очень хороший прогноз для раскрытия таинственного убийства. Либо эти армяне хотели бы урегулировать распри по-своему, внутренней кровавой разборкой; или они в сильном страхе за свою собственную безопасность, чтобы раскрыть то, что они знают». По некоторым сведениям, убийство Гевонда Туряна было осуществ­лено Гарегином Нжде, который свою причастность в этом преступлении отрицал. Согласно Нжде, убийство Гевонда Туряна (здесь фамилия жертвы приводится как Дурян — Прим. Р.С.) было организовано Рубеном Тер-Минасяном вместе с другими руководителями «Даш­накцутюн».

Поддержка террористических группировок, подстре­ка­тель­ство рядо­вых армян к мести за «геноцид», состав­ление планов, совершаемых армянскими терро­ристи­че­скими группировками преступлений, организа­ция сбора пожерт­во­ваний во имя «высокой цели» и за месть «не­винно убиенных армян», фальси­фикация истори­че­ских событий, создание все новых мифов о «древности» и «многострадаль­ности» армянского наро­да занимают осо­бое место в деятель­ности армянских церквей.
Армянская церковь все время оказывала как матери­аль­ную, так и мораль­ную поддержку армянским террори­сти­чес­ким организациям. Так, 21 ноября 1983 г. армянская церковь в Калифорнии во главе с католико­сом Е.Табакяном про­вела «вечер Хампига». Вечер былпосвящен террористу Хампигу Сасуняну, ливан­скому ар­мянину, который  28 января 1982 года убил турецкого консула в Лос-Ан­джелесе К.Арикана и был осужден за свое преступ­ление. После убийства  ту­рецкого генерального консула в Лос-Ан­джелесе К.Арикана в 1982 году армян­ским террористом Х. Сасуняном, «Коммандос правосудия за геноцид армян» зая­вил, что «наша единственная цель ­– турецкие дипломаты и турецкие учреждения».
Отметим, что это не единственный случай оказания армянской церковью почести известным террористам. Так, армянские террори­сты Еганян, Даглеян, Крджлеян, Аджемян и Абрамян 27 июля 1983 года за­хватили здание турецкого посольства в Лис­сабоне (Пор­тугалия). Данная террористическая группа, полу­чившая назва­­ние «Лиссабонская пятерка», входила в состав наи­более близкой к «Дашнак­цутюн» террористической орга­низации «Армян­ская револю­ционная армия». При атаке полиции они взорвали себя, при этом погибла жена по­сла. В 1984 году армянские церкви при содейст­вии «Даш­накцутюн» в течение января в нескольких штатах США провели поми­нальные дни по «Лиссабонской пятерке». В частности, поминаль­ные дни были прове­дены 12 января в армянской церкви поблизо­сти  Вашингтона, 21 января в армянской церкви святых проро­ков  в Гленью штата Иллинойс, в армянских церк­вях Святого Вартанянца в Род-Айленде 22 января и в Нью-Джерси 29 января и др.
В 1987 г. католикос армянской церкви в Эчмиадзине Вазген I посетил США и Канаду. Основным лейтмотивом выступлений католикоса во время его встреч с этниче­скими армянами в Нью-Йорке, Сан-Франциско и Лос-Анджелесе, а также в Канаде был призыв к объединению всех армян во имя «Великой Армении». Он также призы­вал армян мира всеми средствами  и методами добиться признания Организацией Объединенных Наций вслед за Европарла­ментом  так называемого «геноцида армян», которое, по его мнению, станет «фундаментом тор­жест­ва христианского движения и христианской справед­ливо­сти». Спустя год при активной поддержке церкви офици­альные власти Армении депортировали более 250 тысяч азербайджанцев из территории нынешней Арме­нии, и реализация давнишнего плана по необосно­ван­ным территориальным притязаниям этой республики против Азербай­джа­на вступила в открытую фазу.
Кроме того, массовая церемония памяти, проводимая в 1994 году 26 декабря армянской церковью Святого Гри­гория  в Калифорнии, была приурочена к первой годов­щине смерти известного международного тер­рориста и одного из лидеров АСАЛА Монте Мельконяна, руково­дившего террористической груп­пой в Нагор­ном Карабахе и ликви­ди­рован­ного Вооруженными силами Азербай­джана. В церемонии приня­ли участие лидеры армянских политических партий, представи­тели армянских церквей, армянские ученые и общественные деятели.
Отметим, что армянская церковь оказывала и про­должает оказывать терро­ристи­ческим организациям не только моральную поддержку. Она прини­мала самое ак­тивное участие в планировании и осуществлении злове­щего плана депор­та­ции азербайджанцев со своей истори­ческой родины — нынешней территории Армении. До начала и во время дивер­сионно-террористической войны в нагорно-карабахском регионе Азер­байджана сами слу­жители армян­ской церкви выступали в роли непосред­ст­венных исполнителей террористи­ческих актов. В качестве при­мера следует отметить, что настоятель Макараван­­­ского монастыря отец Степан, в миру Степан Давтян, в  июне 1988 г. был задержан милицией в Баку с тремя бу­тыл­­ками зажигательной смеси с фитилем и самодель­ным финским ножом. Кроме того, помещения армянских церквей во многих населенных пунктах Азербай­джа­на, заселенных этническими армянами, были превращены в оружейные скла­ды. Так, например, в армянской церкви села Кылычбак Аскеран­ского района быв­шей Нагорно-Карабахской Автоном­ной Области Азер­бай­джана было об­наружено 6 ми­нометов, 16 самодельных мин, 130 само­дельных руч­ных гранат, 7 гранат серий­ного производства для гранатометов, 2 блока пита­ния к радиостанции.
Армянские церкви, действующие на тер­ритории других госу­дарств, много­кратно призывали ар­мянскую молодежь пополнить ряды бойцов, ведущих борьбу «за торжество исторической справед­ливости» в Нагорном Карабахе. Так, напри­мер, на встрече со 150 мо­лодыми армянами, состоявшейся с 6 по 9 сентября 1993 года в двух армянских церквях Ливана, приняли участия архиепископ армянской ортодоксальной церкви в этой стране, руководители армянских партий, а также террори­стических организаций ПКК и АСАЛА. Во время встречи было особо отмечено, что «геноцид армян» в результате проводимой пропаганды в мире стал лучше восприни­маться, армянское общество находится в подъеме, соз­дано армянское государство, территория которого расши­ряется в результате боевых действий в Нагорно-ка­рабах­ском регионе Азербайджана, и Армения обязательно бу­дет мстить за «геноцид армян». Участники, констати­ровав факт получения Арменией моральной, финансовой и тех­нической поддержки из-за рубежа в «освобождении ис­конно армянских земель», приняли решение попол­нить ряды воюющих в Нагорном Карабахе армян. Также было принято решение продолжить осуществление террори­сти­ческих актов внутри Турции с участием боевиков ПКК с целью разрушения экономики страны и расчленения Турции с последующим созда­нием на части ее террито­рии курдского государства и присоединением другой части к Армении. Было решено, что в войне против Азер­байджана и в борьбе против Турции армянские и курд­ские террористические организации будут поддерживать друг друга и выступать с единой позиции.
В начале 2002 года в армянском религиозном центре, действующем в Бухаресте (Румыния), представители ар­мян­ских организаций из раз­лич­ных стран мира провели собрание, где был принят план осуществле­ния новых терро­ристических актов против Азербайджана и Турции, кото­рый, по мнению участников, должен носить абсо­лютный характер для всех армянских орга­низаций. В со­брании также приняли участие пред­ста­ви­тели «Дашнак­цутюн», прибывшие из Армении и Франции. Во время этой встречи, на которой было принято решение поме­шать пе­реговор­ным процессам по урегулированию на­горно-кара­бахского конфликта, в частности представи­тель «Даш­накцутюн» К.Аракелян заявил, что «жерт­­вами армянского террора должны стать не арабы и другие му­сульмане, а турки и азербайджанцы». Отметим, что уча­стники меро­приятия встречались также с послом Арме­нии в Румынии Кареном Касияном. Этот факт показы­вает, что данное собрание было организовано с разре­ше­ния официального Еревана.
Таким образом, в деятельности армянских террори­стических органи­за­ций церковь принимает всестороннее активное участие и акты «возмездия» против граждан­ского населения не только Азербайджана, но и других го­сударств армянскими террористическими организациями осуществляются с благосло­ве­ния своих религиозных ли­деров.
2. Созданные армянами, живущими во многих стра­нах мира, об­щест­венные объединения, фонды и движе­ния являются ведущей силой и фи­нансовым источником армянского терроризма. Первостепе­н­ной задачей этих ор­ганизаций является расширение территории нынешней Армении до масштабов надуман­ной «Великой Армении» и оказание миро­вому сообщест­ву давления для призна­ния ими так называемого «армянского геноцида».
Так, например, армянские организации мира 3-6 сен­тября 1979 года в Париже провели свой первый конгресс, целью которого была разработка доктрины по «объедине­нию армян мира вокруг одной идеи, под одним флагом и оценке политической ситуации для предъявления терри­ториальных требо­ва­ний». Конгресс был организован при непосред­ственной поддержке живущих во Франции армян, вдохнов­ленных ростом числа совершенного ар­мянскими тер­ро­ристическими организа­­циями насилия. Конгресс, в подготовке и проведе­нии которого ведущую роль сыграла террористическая организация АСАЛА, принял, в частности, решение о создании международ­ного «армян­ского фронта» и привлечении Армянской ССР и армян, живущих в других республиках СССР, к реализации этого решения.
Очередной конгресс армянских организаций мира, в подготовке и прове­дении которого активное участие при­нимали руководители «Даш­нак­цутюн», был проведен в 1983 году в Лозанне. С целью придания конгрессам армян мира демо­кратического имиджа было решено под­гото­вить «армянскую конститу­цию». В то же время Лозанн­ский конгресс привел к расколу в рядах АСАЛА и «Даш­накцутюн», результатом которого стало создание много­числен­ных армян­ских террористических группировок.
Третий международный конгресс армянских органи­заций, проведен­ный 7-13 июля 1985 года в Севре, принял «армянскую конституцию». Он был органи­зо­ван «Дашнакцутюн», и в его работе АСАЛА не принимала участие. Конгресс отдель­ным ре­шением выразил благо­дарность Советскому Союзу «за усилие в сохра­не­нии армянской культуры в Совет­ской Армении» и «за публикацию статьи, осуж­дающей «гено­цид 1915 года», в «Правде» в апреле 1985 года». Данная акция показала, что офи­циаль­ные версии о враждебных отно­ше­ниях «Дашнакцутюн» и СССР по идеоло­ги­ческим платформам не соответст­вуют действительности, и по­следние в течение дли­тель­ного времени сотрудни­чали до­вольно успешно.
Как видно, ведущую роль в подготовке и проведении всех конгрессов играли армянские террористические ор­ганизации. Данное обстоятель­ство позволяет ут­вер­ждать, что во время работы подобных конгрессов, вопреки ста­раниям участ­ников придать этим мероприятиям демокра­тический имидж, обсуж­дались и при­ни­мались зловещие планы действия армянских террористи­ческих организа­ций.
Как отмечает Т.Полоскова, «мировой опыт свидетельствует о том, что большин­ст­во диаспор в мире активно реализовывает свой корпоративный инте­рес в странах проживания, не уповая на бескорыстие государства — «мате­рика». Все миро­вые диаспоры, создавшие действенную систему лоб­­бирования, в том числе на уровне международных орга­низаций, строят свою деятельность не только на сугубо материальных мотивах, но еще и на патриотизме, чувстве ответствен­ности за судьбу своего народа, пусть разбро­санного, но не утратив­шего духовной цельности». Как нам представ­ляется, патриотизм армян­ской диаспоры, разбросанной по всему миру и создав­шей в действитель­ности эффективную систему лоббирования, основан на реализации идеи о созда­нии «Великой Армении» и при­знании так называемого «геноцида армян». Армян­ская диаспора считает, что для реализации своих планов наи­лучшим и эффек­тив­ным средством по-прежнему является террор. Так, например, Союз армян России, созданный в 1988 году в Москве, имеет тесные связи с АСАЛА, обеспе­чивает ее членов фальшивыми документами для беспрепятственного передви­жения по территории бывшего СССР, активно участвует в вопросах обеспече­ния поставок оружия и наемников в Нагорный Карабах.
Сегодня Армения, получившая независимость после распада СССР, служит тем самым «ядром», вокруг кото­рого интегрированы устрем­ле­ния многочис­лен­ных ар­мянских диаспоральных движений и терро­ристи­ческих организаций. Об этом свидетельствует, в частности, вы­сказы­вание Шарля Азнавура, адресованное этническим армянам мира, о том, что «если ты — армянин, то помо­гай Армении». Ныне сама Армения, получая огромные финансовые поддержки как непосред­ственно от армян­ских фондов и объединений, так и через систему лобби­рования, выступает в роли спонсора армянских террори­сти­ческих организаций, планируя и координируя их дея­тельность.
3. Армянские террористические группировки обла­дают способностью маневри­ровать в зависимости от по­литической и идеологической ситуа­ции и для достижения своих целей быстро адаптироваться к ней, одно­вре­­менно сотрудничая зачастую с враждебно настроенными между собой режимами. Армянские терро­ристи­ческие организа­ции с момента ста­новления получали поддержку от цар­ской России, Великобритании, Франции, они установили связи с СССР и сотрудничали с гитлеровской Гер­манией. Сегодня им удается сотрудничать с самыми радикаль­ными режи­мами Ближнего Востока, в то же время иметь устойчивую последо­вательную поддержку со стороны полити­ческих кругов развитых стран.
Как было отмечено выше, армянские террористиче­ские организации были сформированы и получили свое дальнейшее развитие в обстанов­ке сильной геополи­тиче­ской конкуренции  царской России, Великобрита­нии и Франции за территории Османского государства, которые оказы­ва­ли этим орга­низациям материально-техническую и финансовую под­держ­ку. Заверше­ние первой миро­вой войны, образование СССР и Турец­­кой Республики при­вели к изменению между­народной обстановки в целом и расклада сил в регионе в частности. К тому времени отделения «Дашнакцутюн», являю­щейся самой мощ­ной и влиятельной армянской организа­цией, были рассеяны по всему миру. По официальной версии она придерживалась противо­положной по отно­шению к СССР идеологии и считала оплот социализма своим врагом. В то же время, как нами будет показано ниже, представители «Дашнакцутюн» принимали самое активное участие в формировании курдских террористи­ческих органи­заций и обучении боевиков методам веде­ния диверсионно-терро­рис­ти­чес­кой войны, регулярно информиро­вали Москву о своей деятельности и получали от нее соответ­ст­вующие инструкции. Кроме того, Москва, на наш взгляд, никак не могла прекратить связи с «Даш­накцутюн», поскольку у нее на счет территорий Ближнего Востока были свои планы, и «Дашнакцутюн» еще с конца XIX века на этих территориях создал свои многочислен­ные базы и раз­ветвленную сеть. Опыт «Дашнакцутюн», приобретенный за этот период, позволял Москве в рамках идеологической борьбы с успехом провести в регионе те или иные террористические акции. Отметим, что в верх­них эшелонах советской власти работали этнические ар­мяне, имеющие отличные связи с руководством «Даш­нак­цутюн». Эти обстоятельства, в част­ности, в оп­реде­ленной сте­пени позво­лили Москве в период уста­новления и ликви­дации Закавказской Федерации, создания Азербай­­­д­жан­ской ССР и Армян­ской ССР в составе СССР под предлогом уточ­нения границ передать азер­бай­д­жан­ские земли в состав Армянской ССР и теми или иными спосо­бами принудить коренное азербайджанское насе­ле­ние покинуть родные края.
Отметим, что в период второй мировой войны армян­ские тер­ро­ристические организации довольно успешно сотруд­ничали с фашист­ским режимом в Герма­нии. В на­цистской Германии был образован «Армянский нацио­нальный совет». Члены совета Дро (Драстамат Канаян), Гарегин Нжде и другие деятели «Даш­накцутюн» вели ак­тивную работу среди армян по созданию «армянского ле­гио­на», и по различным оценкам вое­вать за «Великую Армению» в составе гит­леровской армии отклик­нулись более 30000 армян. Ими был организован вы­пуск еженедельников «Hayastan» (Армения) и «Hayrenik» (Родина) на армян­ском языке. В составе «армянс­кого легиона» и в подчинении его командира, генерала Дро, на Северном Кавказе дейст­во­вало несколько «абвер­ко­манд», то есть разве­дывательно-дивер­сион­ных подразделений из числа армян. На оккупи­рованной территории они форми­ро­вали местные армянские подразде­ления на службе «ты­сяче­лет­­него рейха» и проводили «контрразведы­ва­тель­ную работу».
После второй мировой войны взаимоотношения СССР с зарубеж­ными армян­скими организациями, в том числе с «Даш­накцутюн», были восстанов­лены. По дан­­ным генерала армии и бывшего первого заместителя Председателя КГБ СССР Ф.Боб­кова, «дашнаки упорно возбуждали у армян ненависть к турецкому народу, всяче­ски подогревая националисти­ческие настроения», и «в 1946 году Советский Союз ока­зался на грани конфликта с Турцией». «Немед­ленно поползли слухи и раз­говоры об изъятии у Турции земель…и присоеди­нении их к Совет­ской Арме­нии. Дашнаки, подталкивая к этому решению Советский Союз, определенно хоте­ли столкнуть его с вче­рашними союзниками — а то, что США и Великобри­тания непременно вмешаются в конфликт, сом­нения не вызывало».
Как известно, к концу второй мировой войны Главное Управление контр­разведки «Смерш» МГБ Советского Союза проводило карательные операции в освобожденных терри­то­риях и арестовывало сотрудничавших с гитлеровской Герма­нией политич­еских деятелей, тогда же были арестованы многие члены «Дашнакцутюн», в том числе Гарегин Нжде. В этот пе­риод руководство СССР предпринимало конкретные шаги по установлению сотруд­­ничества с зару­беж­ными армянами с це­лью дальнейшего исполь­зования их в осуществлении экспан­сионистской политики против Турции. Для использования воз­можностей Нжде, как ярого националиста и влиятельной лич­ности среди зарубежных армян, с целью мобилизации усилий последних в борьбе против Турции руководство СССР дважды (в 1946 и 1952 гг.) его, будучи осужденного, этапировало в Ар­мению. В частности, в 1947 г. Нжде предложил руководству СССР создать зарубежную общеармянскую военно-поли­ти­чес­кую организацию «Армянская ирре­дента», целью которой было отторжение части территории Турции, и ее присоедине­ние к Армянской ССР. Предложение Нжде, в котором под­робно была обоснована историческая необходимость создания подобной организации, ее структура и методы деятельности, серьезно заинтересовало советских руководи­телей, и оно не­сколько лет рассматривалось в различных инстанциях.
Отметим, что Гарегин Нжде командовал карательными опера­циями против азербайджан­цев с конца 1918 г. в Нахчы­ване, а с августа 1919 г. по июль 1921 г. в Зангезуре. В частно­сти, армянскими вооруженными отрядами под его руко­во­дством за этот период в Зангезуре были разорены 200 азербай­джанских селе­ний и убиты 15000 азербайджанцев. Нжде был идеологом и непосредственным организатором создания движения «Цегакрон», отделения которого в 30-е годы дейст­вовали в США (Бостон, Детройт, Чикаго и др.), Болгарии (Со­фия, Пловдив, Варна, Бургас и др.), Греции, Франции и Румы­нии. Движение «Цегакрон», став прототипом италь­янского фашизма и немецкого нацизма, также являясь чисто армян­ским прояв­лением крайнего национа­лизма и «кузни­цей мсти­телей» за т.н. «геноцид армян», зиждилось на первоздан­ности «армянского рода, как Бога» и проповедовало культ силы. Нжде утверждал, что «он (армянский род — Прим. Р.С.) сви­детель веков, вечный армянин, соучаст­ник Бога».  Преступления Нжде были направлены не только про­тив турков и азербайджанцев, они были направ­лены и против тех армян, которые имели свои взгляды на события. Так, по свиде­тельству очевидцев самих армян, в течение декабря 1920 г. и января 1921 г. в Татевском ущелье в Зангезуре под руководст­вом Нжде «были унич­тожены путем расстрела и сбрасывания со скалы в ложбину живьем более 400 красно­армейцев-русских, коммунистов и револю­ционно настроенных крестьян и рабочих армян». Как видно, в своей внешнеполити­ческой экспансионист­ской политике против Турции, как и раньше, СССР планировал использовать армян­ских террористов, при этом их идеологические взгляды и преступное прошлое, направленное даже против самого СССР, не имели никакого значения.
Благодаря сотрудничеству СССР с «Дашнакцутюн», поли­тика этнической чистки и депортации Арме­нии против азербайджанцев продолжалась в после­дующий период, и она проводилась официаль­ной Москвой. Так, Совет Министров СССР под пред­логом «расселения зарубежных армян, прибы­вающих в Армянс­кую ССР», принял Постановления «О пересе­лении колхоз­ников и другого азербайджанского населе­ния из Армян­с­кой ССР в Кура-Араксинскую низмен­ность Азербайд­жан­с­кой ССР» № 4083 от 23 декабря 1947 г. и «О мероприятиях по переселению колхоз­ников и другого азербайджанского населе­ния из Армянской ССР в Кура-Араксинскую низменность Азербайджанской ССР» № 754 от 10 марта 1948 г., на осно­вании которых около 150 тысяч азербай­джанцев были депор­тиро­ваны из своей исторической родины.
По данным генерала Ф.Бобкова, дашнаки, понимая, что присоеди­нить турецкие земли к Армянской ССР не удастся, «замышляли осу­щест­вить идею создания «Вели­кой Арме­нии» (кавычки поставлены мною — Прим. Р.С.) путем собирания земель на территории Советского Союза. Это совпало и с заметным ростом армянского на­селения в Армян­ской ССР за счет реэмиграции соотечест­венников из западных стран». Ф.Бобков далее пишет, что «в потоке репат­риантов стал преобладать торговый люд со своими представлениями о нравст­вен­ности и морали. С их появлением в республике усилилось влияние мелко­­буржуазной партии «Дашнакцутюн», которая продолжала подрыв­ную деятель­ность, опираясь, главным образом, на националистически настроенные экстре­мистские круги, всеми способами отстаивавшие свои идеи, не останавли­ваясь даже перед терроризмом».
В 50-60-х годах Советское руководство продолжало использовать армян­ский фактор на Ближнем Востоке против Турции. Как отмечает Дж.Гасанлы, «в августе 1957 года советское руководство разрешило лидеру партии «Рамкавар Азатакан» П.Товмасяну тайно, по подложным документам приехать в СССР. В Ереване П.Товмасян встретился со всеми руководящими лицами республики, в том числе с первым секретарем Компартии Суреном Товмасяном, а в Москве с заместителем начальника ближневосточного отдела МИД СССР Д.Солодом. Руководители Компартии Армении в письмах в Москву настойчиво предлагали увеличить число сотрудников советских посольств армянской национальности для развития сотрудничества с зарубежными армянами в пользу Советского Союза. В свою очередь, П.Товмасян на пере­говорах в Москве предлагал тайное сотрудни­чество с СССР взамен передачи НКАО в состав Армении».
Отметим, что СССР имел устойчивые отношения не только с «Даш­нак­­цутюн», он оказывал поддержку также и террористической орга­ни­за­ции АСАЛА, имею­щей со времени создания партнерские отношения с ООП. Из­вестно, что армянские террористические организации, в том чис­ле АСАЛА, имеют устой­чи­­вые контакты и ак­тивно сотрудничают так­же с другими палестинскими тер­ро­­­ристическими орга­ни­зациями — НФОП, НФОП-ГК, орга­ни­зацией Абу-Нидаля и др., а также курдски­ми тер­рористическими организа­циями, в том числе ПКК.
Как будет показано далее, Советский Союз оказывал как финансо­вую, так и материально-техническую под­держку ООП и другим палестин­ским терро­ристи­ческим организациям. В то же время армян­ские терро­ристиче­ские организации координи­ро­в­али свою деятельность с па­лестин­скими террориста­ми и выступали в роли испол­нителей многих терро­ристических актов, плани­руемых ближне­восточными террористи­ческими организациями. СССР оказы­вал прямую под­держку также армянским тер­рористическим организациям, в том числе АСАЛА. Эта поддержка была обусловлена, в частности тем обстоя­тельством, что СССР имел общие границы с Турцией и рассматривал ее, как члена НАТО, как главную угрозу своей безопасности, а деятельность АСАЛА и других ар­мянских террористических организаций была направлена против Турции.
Обращает на себя внимание тот факт, что три взрыва в Москве, осу­ществ­ленных 8 января 1977 года, были единственным проявлением армян­ских терро­ристических организаций на территории России за всю историю СССР. В этот день группа армянских террористов из трех чело­век — Затикян, Степанян и Багдасарян — совершила взрывы на станции метро «Первомайская», в торго­вом зале магазина в Бауманском районе и на улице 25 ок­тября, в результате кото­рых погибло 29 человек. Та же группа тер­рористов планировала осущест­вить серию взрывов в Москве 7 ноября, в день 60-й годовщины Ок­тябрьской революции. В 1979 году всех трех террори­стов казнили по приговору Верховного Суда.
Ряд исследователей полагает, что террористы были боевиками АСАЛА, а другие утверждают, что они при­надлежали «Дашнакцутюн». На наш взгляд, террористы могли выступать от имени обеих терро­ристических орга­низаций, поскольку до начала 80-х годов «Дашнак­цутюн» и АСАЛА имели тесные связи, и их деятельность осуще­ствля­лась скоорди­нированно.
Интересен факт сроков проведения суда над исполни­телями мос­ков­­ских взрывов, скоротечное вынесение при­говора и его скоро­пали­тельное приведение в исполнение. В связи с этим политолог Нурани сообщает, что «сотруд­ники КГБ, участвовавшие в расследо­вании, после долгого молчания объяснили причину. Расследование взрывов в Москве, по их словам, вывело на весьма разветвленную и много­численную сеть АСАЛА, проникшую даже во вла­стные структуры Армян­ской ССР. Результатом расследо­вания, таким образом, мог стать судебный про­цесс, где на скамье подсудимых оказалось бы слишком много людей одной и той же национальности. И дабы не провоциро­вать политических проблем, чекисты решили ограни­читься арестом непо­сред­ственных исполнителей терактов в Москве, но не трогать сети». Об этом свидетельст­вует, в частности, и тот факт, что «армянское руко­вод­ство сделало все, чтобы скрыть от населения республики это крова­вое преступление. По указанию первого секретаря ЦК компартии Арме­нии Демирчяна ни одна газета, выхо­дившая на армянском языке, не опубликовала сообщения о террористи­ческом акте. Документальный фильм о про­цессе над Затикяном и его сообщни­ками, снятый во время заседаний Верховного Суда, запретили показы­вать даже партийному активу Армении, его демонстрировали лишь в узком кругу высшего руководства».
Согласно исследованию Нурани, «многие московские сотрудники КГБ счи­тали, что агентом АСАЛА, по сути дела, являлся тогдашний предсе­датель КГБ Армян­ской ССР Юзбашьян. АСАЛА под «прикры­тием» КГБ выво­зила золото и валютные ценности через КПП ереван­ского аэро­порта, имевшего статус междуна­родного, проводила своих акти­вистов с выправленными в КГБ документами. Неред­ко даже боевики АСАЛА представлялись сотрудни­ками КГБ». Нурани, обращая внимание на тот факт, что армянские террористические организации всегда отве­чали на арест или уничтожение своих боевиков в разных странах новыми тер­рористическими актами, задается во­просом: почему на арест и смерт­ную казнь исполнителей московских взрывов они не отреагиро­вали? Политолог, на наш взгляд, не без оснований полагает, что «после ареста Затикяна между АСАЛА и КГБ был заключен этакий «до­говор о ненападении». «Сдав» устроите­лей взрывов в Мо­скве, АСАЛА сохраня­ла в неприкосновен­ности всю сеть, брала на себя обязательство «вести себя хорошо» и не устраивать терактов против СССР, а еще и «выпол­нять отдельные поручения» КГБ».
На наш взгляд, разветвленная и многочисленная сеть армянских терро­ристи­ческих организаций в Армянской ССР, скоординированные действия руководства этой рес­публики и террористических организаций, а также под­держка московских чиновников руководству Армении по­зволили совместно с боевиками террористических орга­низаций в 1988 году в кратчайшие сроки депортировать этнических азербайджанцев из своей исторической ро­дины и предъявить необоснованные террито­риаль­ные требования  к Азербайджану.
Таким образом, можно утверждать, что армянский терро­ризм возник как средство реализации геополити­ческих устремлений мно­гих государств, — в пер­вую очередь, России, Франции, Англии и США на Ближнем Востоке и стал логи­ческим результатом многочис­ленных усилий этих держав, на­правленных на ослаб­ление и свержение Османского госу­дарства. Он формировался на рубеже XIX-XX веков как особый вид тер­роризма, характеризую­щийся безграничной жестокостью и сопровож­дающийся этническими чистками, массовыми погрома­ми и большим числом человеческих жертв, основой которого стали идеи  об исто­рической несправед­ливости по отношению к сво­ему народу, много­страдальности, этнической несов­мес­тимости с другими националь­ны­ми группами, националь­ной исключи­тель­ности и превосходства. Этот вид тер­­ро­ризма, получивший широкое распрост­­­ранение в совре­менной прак­тике террористической деятельности, обла­дает исключительной раз­­ру­шительной силой, способной нагнетать социаль­­ную напряжен­ность в обществе, разжи­гать национальную вражду и приводить к раз­ру­шению го­сударства. По существу армянский терроризм на рубеже XIX-XX веков имел и сегодня продолжает иметь этно-на­циона­льный характер, явля­ющийся базовым эле­ментом агрессивного сепаратизма.

Рамиз Севдималыев, 
доктор политических наук 
1905.az