Россия не заинтересована в военном разрешении Нагорно-Карабахского конфликта — президент российского Института национальной стратегии

За последнее десятилетие около 30 стран в той или иной форме пересматривали форматы сроков президентского правления, адаптируя их под интересы своей нации и государства
Российские политологи неоднозначны в своих оценках перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта
Прикаспийские страны должны отдавать предпочтение совместному сотрудничеству — глава МИД Ирана (ИНТЕРВЬЮ)

[thumb=left]http://avciya.az/ru/uploads/posts/2008-10/1224748506__soldiers_190808.jpg[/thumb]Президент российского Института национальной стратегии Михаил Ремизов специально для Trend News
Мотивы России в урегулировании нагорно-карабахского конфликта очевидны. Несмотря на то, что он не затрагивает Москву, как в случае с конфликтом Грузии со своими бывшими автономиями, он имеет важное значение для Кремля, так как ограничивает его геополитические возможности в регионе, более того – создает зону уязвимости. 
Армения является союзником России по Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Если начнутся серьезные военные действия и Россия найдет формальный повод для отказа в помощи, не проявив себя как гарант безопасности для своего союзника, это сильно ударит по имиджу ОДКБ и поставит под сомнение логику союзничества с Россией. С другой стороны – России очень важен Азербайджан как партнер. И мотивов портить отношения с Баку из-за карабахского вопроса – просто нет.
Поэтому Россия не заинтересована в военном разрешении конфликта. А сейчас ситуация близка к тому, что это может произойти. У Азербайджана переполнена чаша терпения, все больше звучат призывы о необходимости решения проблемы.
Другие же региональные игроки сейчас могут быть заинтересованы в том, чтобы произошла эскалация конфликта. И реальная цель России не допустить этого. Это не значит, что конфликт будет решен. Я не верю в разрешение такого рода территориальных конфликтов к обоюдному удовольствию сторон.
Хотя определенный политический прагматизм мог бы подсказать и Азербайджану и Армении определенную сдержанность в этом вопросе. Карабахский фактор для обеих стран является балластом в мировой политике. Для Азербайджана, как для динамично развивающейся региональной силы и имеющей хороший потенциал, нет резона растрачивать силы на тупиковый военный конфликт. Несмотря на то, что экономический и военный потенциал Азербайджана выше, Нагорный Карабах имеет крепкий мобилизационный потенциал, учитывая количество армян в мире и их психологическую готовность, а также возможности армянской диаспоры.
Армения же находится в географической изоляции, особенно после конфликта России с Грузией. Отношения Армении и Турции тоже сильно завязаны на Нагорно-Карабахскую проблему и для возобновления отношений с Анкарой Еревану эту проблему надо решать. Прагматически обеим сторонам это было бы выгодно. Но вряд ли кто-то будет готов пойти навстречу другому. Поэтому лучшее, что можно сделать – сохранить статус-кво и не допустить очередного раунда борьбы.
Опыт приднестровского конфликта показал, что России не удается заменить формат миротворческих групп. Москве тогда не удалось вывести за скобки ЕС и США. К тому же США в равной степени для Армении и Азербайджана являются важным игроком. Поэтому речь идет сейчас не о попытке вывести США из миротворческого процесса, а о попытке сорвать возможное размораживание конфликта в регионе. По моему ощущению, Америка, как вне-региональный игрок, рассматривает для себя как приемлемый любой исход размораживания конфликта. В любом случае это будет означать увеличение зоны уязвимости Азербайджана и Армении и упрочнение собственно американских ставок в регионе. /Trend/